Глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко прокомментировал основные процессы  переговоров с Киевом, на линии соприкосновения и внутри Республики.

— Недавно Климкин заявил о необходимости внедрения полицейской миссии ОБСЕ на нашу территорию. О поддержке  предложения Порошенко о вооружении стрелковым оружием сотрудников ОБСЕ на линии разграничения, заявлял и Путин.  Стоит ли ждать изменения мандата ОБСЕ?

— Киев, как всегда, занимается подлогом. Ведь Климкин и Путин говорят о разных вещах. Путин говорит о безопасности действующей миссии ОБСЕ и усилении её. А Климкин говорит об изменении мандата. Мы категорически против этого. Да и европейцам не советуем подписываться на эту историю, так как я уверен, что именно представители ОБСЕ станут объектом провокации со стороны Киева, а обвинят потом как всегда нас. И в результате похоронят Минский процесс. Этого нельзя допускать.

Что касается слов Путина, то я могу сказать, кто его точно поддержит. Те наши жители, кто живёт вблизи линии разграничения, и кто постоянно подвергается обстрелам со стороны украинских военных. Только ОБСЕ уезжает, обстрелы начинаются снова. Так что если сотрудников ОБСЕ, пусть вооружённых стрелковым оружием, станет в 10 раз больше, и главное, они будут постоянно находиться на линии разграничения, то поддержка наших жителей им обеспечена.

— В последнее время появились новые посты вице-премьеров. Каков смысл этих назначений?

— Работа правительства усложняется по мере увеличения роста экономики и усложнения её составляющих. Если год назад каждый из нас в правительстве выполнял работу за пятерых-шестерых работников при нормальных обстоятельствах, то сейчас это уже не проходит. Не потому, что мы стали меньше работать, а потому, что задачи усложнились. При позиции «я сам всё сделаю» рано или поздно начинаешь понимать, что всё сделать не успеваешь просто физически. Но поскольку от нашей работы зависит уровень и качество жизни наших граждан, мы должны такие вещи вовремя регулировать. Это основной смысл новых назначений. При этом мы не собираемся плодить чиновников и аппаратчиков – не за то боролись.

— Складывается впечатление, что обстрелы наших территорий со стороны украинских военных усиливаются чуть ли не с каждым днём.

— Знаете, осенью и зимой 2014 года, после сентябрьской попытки выйти на режим тишины, обстрелы тоже постепенно нарастали. И кончилось это тем, что украинские военные и карательные батальоны перешли в наступление и оказались в Дебальцевском котле.

Такое случается, если вооружённые противники стоят друг против друга долгое время, и при этом политический процесс заблокирован, как сейчас его заблокировал Киев. Но в нашем случае я вижу тут ещё злую волю украинских узурпаторов, которые постоянно держат про запас силовой вариант решения конфликта. Это они так подогревают ситуацию, чтобы измотать наши силы,  а свои держать в боеготовности. Правда, у них не получается ни первое, ни второе. Боевой дух наших частей очень высок, что подтверждают те пока редкие боестолкновения, которые происходят вдоль линии соприкосновения. А вот боевой дух украинской армии, наоборот, в упадке. Мы это чувствуем в бою.

— Гройсман в своей первой речи заявил, что Киев никогда не признает отсоединения Крыма и Донбасса. И подтверждением того, что это один из приоритетов, является создание отдельного специального министерства по этим вопросам. Как Вы можете это прокомментировать?

— С одной стороны, я понимаю, что ничего другого Гройсман сказать и не мог, потому что таков заказ от той правящей клики, которая захватила Украину после майдана. С другой стороны, по существу, плохо начинать свою деятельность с обещания решить вопрос, который решить нельзя. Тут какая-то нездоровая преемственность с Яценюком, который обещал себе «кулю в лоб».

История с Крымом для Киева ушла, совсем. Крым даже разговаривать с Киевом не будет, и виноват в этом только сам Киев. Что касается Донбасса, то мы пока готовы говорить с Киевом, несмотря на тот геноцид, который устроила бандеровская майданная власть у нас дома.

Самое интересное в этом выступлении – это учреждение специального министерства. Ну, вот как вы представляете себе работу киевского министерства в Крыму? Никак. Крыма на Украине больше нет. А бюджет есть. Просто мечта вора и коррупционера.

— Онлайн-конференция для жителей Харьковской области – первая подобная попытка диалога с «той стороной». Чем продиктовано это решение? Будут ли другие?

— В последнее время на всех ресурсах, где это возможно – прежде всего, на моём сайте – появилось много вопросов от жителей как областей Новороссии, так и Украины. Вопросы серьёзные, которые требуют ответа. И я решил провести такую конференцию с жителями нашей соседней Харьковской области, в которой у нас много друзей, товарищей, родных. Кроме того, не будем забывать, что многие жители бывшей Украины живут в условиях информационной блокады – они не получают достоверных данных о том, что происходит у нас на Донбассе. Так что я сам решил рассказать харьковчанам о том, как мы живем.

Вопросов пришло неожиданно много прямо в первый день. И не только из Харькова, но и из других городов Новороссии и Украины – Одессы, Херсона, Николаева, Киева, Львова, Винницы, Житомира… Вопросы также приходили из Германии, Болгарии и даже США. Так что, если эта первая онлайн-конференция пройдёт нормально и вызовет интерес, то мы, скорее всего, продолжим общение в таком формате.

— Александр Владимирович, в Республике продолжается реализация программы восстановления жилья. Кому готовиться к новоселью в ближайшее время?

— На данном этапе планируется строительство 18 новых частных домов в Пролетарском районе Донецка. Следует отметить, что к процессу реализации программы строительства жилых домов, завершенной зимой этого года, были привлечены местные производители строительных материалов. Это и позволило существенно сэкономить денежные средства, которые и будут использованы для возведения дополнительных  частных домов.

Новые дома будут возведены по типовым проектам, аналогичным разработанным для программы строительства 111 домов. Квадратура новостроек будет зависеть от количества членов семьи. Строительство выполняется «под ключ», с подводкой всех необходимых коммуникаций. Сроки исполнения программы – до четырех месяцев. Место строительства выбиралось, исходя из трех критериев: близости инженерных сетей, доступности социальной инфраструктуры и удалённости от линии огня.

При распределении жилья, в первую очередь, квартиры будут получать самые нуждающиеся. При этом нельзя забывать о военных. У нас служит много бойцов без квартир. Земли у нас много, строить можно и нужно тоже много.

Подобные программы строительства и восстановления жилья будут продолжаться.