В возрасте 101 года во сне скончался, казавшийся бессмертным, Дэвид Рокфеллер, идеолог и проводник глобализации.

Если скончавшийся вчера в возрасте 101 года не самый богатый, но самый старый в мире миллиардер и идеолог глобализма Дэвид Рокфеллер по возрасту и не был в последние десятилетия главою теневого мирового правительства, он точно знал, кто им является, возглавляя, заседая или вдохновляя деятельность ведущих глобалистских сетей и центров на протяжении полувека.

Внук основателя компании Standard Oil, первого долларового миллиардера в истории человечества, Дэвид Рокфеллер родился в Нью-Йорке во время Первой мировой войны, в 1915 году, когда США еще не вступили в нее, но уже вовсю готовились к этому и к тому, чтобы навязать по ее окончании миру Pax Americana.

Эту задачу, которую тогда решить не удалось, и пришлось реализовывать Дэвиду Рокфеллеру. Правда, он несколько видоизменил эту цель – на всемирное господство супербогачей, использующих США в качестве главного инструмента установления своего глобального господства, и мир, руководимый находящимся в тени – до поры, до времени – мировым правительством. На власть космополитической финансовой элиты, прикрывающейся демократическими лозунгами, «правами человека», филантропией, модными общественными теориями очень широкого спектра – от левых до правых, от либеральных до консервативных.

Гарвардский университет, Лондонская школа экономики и политических наук, Чикагский университете, где учился Дэвид, научные степени, работа в разведке во время Второй мировой войны, управление Chase Manhattan Bank вкупе с магией семейного имени и, безусловно, исключительные способности закономерно сделали его синонимом не только видимой, но и, прежде всего, невидимой власти.

О последнем неопровержимо свидетельствует то, что Дэвид Рокфеллер возглавлял в ключевые 1970-1985 годы одну из ведущих глобалистских структур — Совета по международным отношениям, когда была решена судьба Китая и судьба СССР, заложены основы современного западного общества, глобальный характер мировой экономики. Он десятилетиями участвовал в заседаниях Бильдербергского клуба, убедив его членов в 1972 году в необходимости создания Трехсторонней комиссии. В 1973 году он же стал и первым председателем этой могущественной структуры, объединившей элиты США, Западной Европы и Японии.

Были у этой чуждавшейся публичности структуры свои люди и в СССР, причем очень известные, имевшие громкие научные степени, тесно связанные с высшим руководством страны: под видом реформирования советской системы они способствовали ее дискредитации, а затем и ликвидации, в тщетной надежде, что мировая элита примет в свои ряды этих «ликвидаторов». Хотя получилось у советской номенклатуры только украсть, заодно развалив страну. На жадность коррумпированной партократии и обслуживавших ее кругов, видимо, и делался расчет. Он оправдался. Непростой это был человек – приехал в Москву в 1963 году пообщаться с Никитой Хрущевым — и через два месяца советского лидера сместили. Встретился с Михаилом Горбачевым в 1991 году в столице СССР, ну и, понятно, что произошло дальше. Если что-то происходит дважды, это уже не совпадение.

И так во всем. При изучении всех более менее важных событий мировой истории с середины ХХ века и до нашего времени непременно мелькнет тень или самого Дэвида Рокфеллера, или закулисных структур, которые с ним ассоциируются…

Самое интересное, что на закате своей долгой жизни Дэвиду Рокфеллеру пришлось оправдываться даже за то, как свидетельствуют его мемуары, что он, его семья и его окружение «являются частью секретной политической группы, работающей против интересов Соединенных Штатов», что они «вступили в сговор с другими группами по всему миру для построения более интегрированной глобальной политической и экономической структуры — единого мира». И глобальный кукловод добавил: «Если обвинение заключается в этом, то я признаю себя виновным, и я этим горжусь».

Такой путь он себе избрал. Смерть подвела черту его земному пути. Люди Дэвиду Рокфеллеру теперь не опасны – сделать они ему больше ничего не смогут. Но разве людской суд самый важный в мире? Нет, есть суд и поважнее. Перед ним и придется теперь предстать самому старому в мире миллиардеру. Может быть, поэтому и прожил так долго, что страшно боялся того, чего никому не миновать, чтобы не получить «по заслугам».

Латышев Сергей