Глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко оценил перспективы выполнения Киевом Минских соглашений и возможность провести выборы в органы местного самоуправления в ДНР самостоятельно.

— Александр Владимирович, Республикой предпринимается масса попыток наладить диалог с Киевом. Однако мы видим, что украинские власти не спешат выполнять Минские соглашения. Маловероятно, что в этом году Украина выполнит хоть один из пунктов в полном объеме, следовательно, процессы продолжатся и в 2017 году. Получается замкнутый круг?

— «Минская площадка» состоялась, потому что Киев терпел ужасающие военные потери. Им необходимо было срочно стабилизировать линию фронта, дабы вообще не потерять свою армию. Поэтому и поступило предложение встретиться в Минске и начать вместе обсуждать план урегулирования. С нашей стороны ситуация была не настолько печальной, мы могли бы и далее наступать, но войска были уставшими, наблюдалась нехватка вооружения и боеприпасов. Да, мы получили довольно много трофейного оружия, но его нужно было ремонтировать. Поэтому можно сказать, что пауза, возникшая благодаря Минску–2, была обоюдовыгодной.

Более того, те договоры, которые подписали украинские власти в Минске – наша огромная дипломатическая победа. Фактически мы загнали Киев в угол. Если Украина начнет выполнять договор – это ее политическая смерть, если не начнет – ее ждет та же участь. Поэтому единственный выход из этого замкнутого круга для украинских властей – это согласие идти на компромисс и, наконец, начать говорить напрямую с нами.

Пока же мы, действительно, наблюдаем некую загипнотизированность Киева, там считают, что есть лишь две точки зрения — их и неправильная.

С другой стороны, Республики постоянно демонстрируют, в том числе и Западу, свою договороспособность. Самое главное – мы держим свое слово, за нами — правда. И как бы не хотелось обратного западному политикуму, но несговорчивость Киева играет на нас. В итоге, имидж Украины на Минских переговорах постепенно склоняет мировое сообщество верить нам, а не им.

Что касается принятия Верховной Радой на текущей сессии законов, прописанных Минскими соглашениями, то я очень сомневаюсь, что это произойдет. В прошлом году попытки принятия этих документов уже вызывали бунт национальных батальонов – в Киеве летали гранаты. С тех пор парламент Украины стал еще более радикальным. Сейчас там происходят дикие вещи, поэтому не удивлюсь, если Савченко прямо с трибуны расстреляет из пулемета пару десятков депутатов.

— Какой тогда Вы видите выход из этой ситуации для Республик?

— Думаю, если Запад и США не додавят Киев, то мы сможем провести выборы самостоятельно. Если заокеанские кураторы Украины думают, что закон о выборах и их проведение станет окончанием боевых действий, то мы это воспринимаем не больше, чем окончание государственного строительства. Местные выборы станут крайней точкой того пути, который мы начали с референдума в 2014 году. Демократические выборы сделают нас в глазах мирового сообщества более легитимным, полноправным субъектом отношений. Киев это понимает, поэтому препятствует всеми доступными способами.

— Если Киев продолжит играть роль одного актера?

— Еще раз хочу подчеркнуть, что все принимаемые украинской властью законы, касающиеся Донбасса, должны быть согласованы с нами. Иначе они стоят не дороже бумаги, на которой написаны.

Надо также сказать, что затягивать вечно эту ситуацию Киев не сможет. Мы ждем, но у всего есть предел терпения. В отличие от Украины у нас достаточно сильна политическая воля, поэтому провести выборы самостоятельно у нас хватит и ресурсов, и желания.

— Вы поставили ультиматум Киеву по поводу непринятия им до окончания сессии согласованного с Республиками закона о выборах. Что будет дальше — это может разжечь конфликт еще больше?

— Я бы не назвал это ультиматумом, это напоминание. Я просто хочу донести до украинских властей информацию: либо принимаете закон вы и согласуете его с нами, либо мы действуем самостоятельно.

С нашей стороны уже началась подготовка. Скоро пройдут «тренировочные выборы» — праймериз. Мы готовы принимать всех наблюдателей, со всех международных организаций и стран. Готовы обеспечить полную безопасность и для журналистов, данные о которых украинские власти поместили на сайт «Миротворец». Они уже были здесь, не побоялись, пусть приезжают снова. Нам нужны только открытые и честные выборы.

А киевским властям следует вспомнить, что не весь земной шар крутится вокруг них. На самом деле миру все равно, что будет с ними, как и нам. Мы живем на своей земле, хотим мира и развития. Это не мы пошли в другую область стрелять и бомбить города, поэтому не надо лезть в нашу жизнь. Не хотите по-хорошему? Тогда мы сделаем все без вас. Но, когда украинский народ поймет, что можно жить и без этой власти, как сделали это мы, ей останется жить недолго.

— Во время активных боевых действий наши медики лечили пленных украинских солдат, как своих. В тоже время недавно украинский врач Чернов признался, что «убивал медикаментозными средствами вражеских пациентов»…

— Я не медик и не давал клятву Гиппократа, поэтому свободен от гуманистических обязательств. И скажу этому «доктору» одно: не дай Бог тебе попасть на нашу территорию!

Он совершил то, что нельзя прощать. Под прикрытием медика подло убивал тех, кто не мог ответить, оправдывая это помощью Украине. Если мужчина хочет помочь стране, он берет в руки оружие, и встречается с врагом на поле боя.

На самом деле это очень страшно. Не так слова этого изверга, как реакция на них. Мораль в украинском обществе достигла небывалого дна. Хочу спросить: уважаемые украинцы и неуважаемые украинские власти, а почему у вас убийца не в тюрьме сидит, а выступает на телеканалах? Думаю, этот случай показал всю систему правосудия при нынешней власти на Украине.