14 января в Донецке состоялась  пресс-конференция Александра Захарченко, в ходе которой Глава государства ответил на актуальные вопросы журналистов.

— Как вы можете охарактеризовать ситуацию на линии фронта и можно ли сказать, что режим перемирия, о котором договаривались на праздничные дни, сорван?

-Я всегда критически отношусь к любым заявлениям о перемирии со стороны ВСУ. Неоднократно Украина показывала, что эти режимы она не соблюдает и соблюдать не собирается. Этот раз не стал исключением.  Два дня потерпели для ОБСЕ, потом опять начались боевые действия.

— На днях кабмином Украины было принято постановление, что жителям Донбасса будут выдавать паспорта и другие документы непосредственно на линии разграничения. Как вы считаете, с чем связано такое решение?

-Некоторые решения, которые принимает кабмин Украины являются классикой психиатрии. Сначала они решили продавать на блокпостах медикаменты и продукты первой необходимости по низким ценам. Привезли под дулами автоматов предпринимателей, заставили их продавать в пять раз дешевле себестоимости, 3-4 дня они там простояли и все закончилось. Были и другие решения, например, облегченная процедура получения статуса беженца. Но всё провалилось. О решении с выдачей паспортов — Украина начинает понимать, что Донбасс от нее окончательно отвалился. Прежде всего, это связано с тем, что мы начали выдавать свои паспорта. Процесс этот пошел, и он идет достаточно уверенно. Не так быстро, как хотелось бы, есть технические проблемы, но они решаются. Выдано порядка 40 000 паспортов. Они начинают понимать, что уже не смогут нас вернуть. Поэтому и было принято это запоздалое решение, которое, как и многие другие, будет провалено.

-Как будет реализовываться проект по восстановлению Кожевни?

-Я встречался с людьми, которые готовили проект. Проект я одобрил. Дома мне очень понравились. Перед началом строительства я дал поручение связаться со всеми жителями Кожевни, чтобы мы строили дома для тех людей, кто там действительно будет жить. Чтобы не получилось потемкинской деревни. Как только вся информация будет собрана, начнется строительство.

-12 января нацсовет Украины по теле- и радио вещанию подписал документ, позволяющий вещать украинскому радио на территории ДНР. Можем мы глушить этот сигнал и нужно ли нам это делать?

-Еще один пример идиотизма. Как будто раньше здесь не было украинского радио. Да, я знаю, что в Часов Яре находится станция, которая будет вещать на нашу территорию. Но на самом деле, включите радиоприемник – вы поймаете множество радиостанций, в том числе и на украинском языке. Мы все эти два с половиной года вполне можем слушать украинское радио. Правда, мало кто его слушает, разве что, чтобы не забыть язык противника. Поэтому серьезной проблемы я в этом не вижу. Тем не менее, я отдал приказ подготовить техническое решение по заглушению конкретно этого радио, на этой частоте.

 — Минские соглашения были продлены на 2017 год. Как вы прокомментируете это решение, ведь в самом документе речь шла о 2015-м?

-Я уже говорил о том, что Минские соглашения будут продлены на 2017-й, потому что за прошедший год Украина не выполнила ни одного своего обязательства.  Единственный легитимный документ, позволяющий закончить эту войну мирным путем – это Минские договоренности. Этот шанс нельзя упускать и отказаться от него можно только в самом крайнем случае. Как процесс будет идти в 2017 году, начнет ли Украина выполнят свои обязательства – покажет время. Вы знаете, что и в мире ситуация меняется. Векторы геополитики также разворачиваются не в пользу Украины. И есть вариант, что Украину заставят – возьмут за ухо, как шелудивого котенка, и ткнут носом в Минские договоренности, – выполняй.

— Игорь Плотницкий сказал, что приход Трампа к власти может означать сдвиг в процессе урегулирования конфликта на Донбассе с мертвой точки. Ваше мнение?

-Возможно, но не забывайте, что Дональд Трамп американский президент. Да, учитывая все его высказывания, можно сделать вывод, что отношение Америки к украинскому вопросу будет меняться. Тем не менее, Трамп президент Америки, и он, как любой глава государства, должен прежде всего защищать интересы своего государства. Чем Украина станет для Америки непонятно. Либо это будет форпост западного мира против России, либо чемодан без ручки, который и нести неудобно, и выкинуть жалко. Думаю, что первые 100 дней власти Трампа всё покажут.

— Списки, которые опубликовала Надежда Савченко — насколько они адекватны и соответствуют действительности?

-Ситуация по этим спискам парадоксальная. Те списки, что подавали нам, наши списки – согласования по ним достичь не удается. Думаю, что и списки Савченко неточные. Важно другое. Сам процесс обнародования этих списков в СМИ тормозит процесс обмена. А сам список. Он требует изучения.

— В ДНР приезжали голландские журналисты. Делали сюжеты о жизни в Республике, кроме того, они сделали и сюжет о крушении Боинга, в ходе производства сюжета получили несколько осколков самолета. Когда они вернулись на родину, их арестовали и изъяли все полученные материалы. Как вы думаете, с чем это связано?

-Эта группа журналистов находилась на нашей территории абсолютно легитимно. Они получили все необходимые разрешения, аккредитацию и занимались независимым расследованием крушения Боинга. Я неоднократно говорил, что мы заинтересованы в объективном расследовании этого инцидента. То, что журналисты что-то нашли – для меня звучит дико. События произошли несколько лет назад, а осколки и останки можно найти и сегодня. Это говорит о том, что комиссия, которая находилась здесь и должна была всё собрать, чтобы установить причину крушения, этого не сделала. Да, можно говорить о том, что тогда шли боевые действия и работать было нельзя. Но сейчас территория безопасна, и комиссия была обязана приехать и собрать всё, что там осталось. И вынести правдивое заключение. А на выходе – независимые журналисты приехали, провели расследование, вернулись и их арестовали. Изъяли ведь не только собранный материал, изъяли оборудование, на котором показания местных жителей о том, как все происходило и т.д. Это говорит о том, что Европа не заинтересована в опубликовании реальных результатов расследования. Все знают, что самолет был сбит украинской стороной, но все равно, чтобы скрыть этот факт арестовывают журналистов, изымают аппаратуру и все фрагменты после крушения.

Второй момент. В демократической Европе, где свято чтут свободу слова, арестовывают независимых журналистов. В очередной раз это говорит о двойных стандартах. Если Европе выгодно – она несет демократию и либеральные ценности, если нет – всех арестовали, все изъяли и молчим. В данном случае скажу, хорошо, что до жителей Европы, пусть таким путём, но эта информация дошла. Но, на самом деле, это преступление. Журналисты здесь находились легально. Они вернулись домой, попытались рассказать правду, а их за правду арестовали.

— Будет ли в Донецке увековечена память Моторолы и Доктора Лизы, как просила общественность? 

-Разумеется, я не против того, чтобы в Донецке была увековечена память Моторолы и Доктора Лизы. По поводу Арсена я говорил еще на его похоронах: памятник ему должен быть установлен в Славянске, а точнее, на горе Карачун. Однако на меня вышли активисты ОД «Донецкая Республика» с предложением поставить памятник Мотороле в Донецке. Я поддержал идею и дал поручение разработать проект памятника. По результатам конкурса будет принят тот или иной проект. То же касается и Доктора Лизы, которая спасла сотни наших детей. И хотя она и не военный, но неоднократно рисковала собственной жизнью ради спасения других. Она совершала геройские поступки, и было бы верхом неблагодарности на нашей земле не увековечить память о ней.

— 13 января была годовщина обстрела автобуса под Волновахой. Была и череда трагедий на блокпостах Курахово, Майорска, Еленовки по вине ВСУ. Эти теракты —  тенденция?

-Я бы не назвал это терактами в прямом смысле этого слова. Это обстрелы, это прямое нарушение Минских соглашений. А вообще – это война. Сюда можно добавить и трагедию на остановке Боссе в Донецке, скоро будет очередная  годовщина и этого обстрела.  С 2014 года мы живем в состоянии войны. Череда этих трагедий – это боевые действия, которые были развязаны Турчиновым и другими в 2014 году. Это война против своего народа, в которой гибнут мирные жители. Я в очередной раз напомню: мы ни разу не обстреляли их города: ни Киев, ни Днепропетровск, ни Харьков. А то, что делают они — это геноцид. К сожалению, эти трагедии были, и могу констатировать, что они и сейчас происходят, боюсь, что они будут и в будущем. Единственным утешением и родственникам погибшим, и вам, и мне, всем, станет то, что в 2017 году мы все-таки победим. Один способ это прекратить – победить. Только победа или смерть – другого пути у нас нет. Я уверен в наших военных, я видел мужество наших женщин, знаю героизм стариков. С таким народом победа – это вопрос времени!

— Савченко заявила, что готова встречаться с лидерами ЛДНР сначала в Донецке. А потом и в Киеве. Для Вас возможно такое развитие событий?

-У нас такое время, что все возможно! Представьте, теоретически: батальон Гиви, первый Гвардейских корпус стоят на мосту Патона,  и мы встречаемся с Савченко. А Банковую держит наш батальон связи, на 90% состоящий из женщин, этих сил  хватит на данный объект. Вот Савченко идёт по мосту, а я рядом проходил. Возможно это?

А теперь серьезно. Что касается вероятности встречи в Донецке или в Киеве, то это вопрос безопасности сторон. Мы, например, можем гарантировать безопасность любому человеку, который приезжает с территории Украины, в случае, если мы решим, что такая встреча нам необходима. Я не думаю, что  Надежда Савченко сможет гарантировать безопасность нашей делегации в Киеве. Вопрос нашей безопасности могут обеспечить только наши военные подразделения. Поэтому вопрос снимается.

Вот тем для встречи может быть много. Савченко человек,  который свято верит в то, что она может многое изменить. Многие вещи она уже меняет. Крайний вопрос, который она поднимала – вопрос об амнистии. Это серьезный вопрос.

Наши бойцы в один голос говорят: а почему мы должны быть амнистированы? Моя точка зрения такова. В 2014 году на всей территории Донецкой Народной Республики (бывшей Донецкой области) прошел референдум, по результатам которого мы объявили себя независимыми от Украины. Сегодня часть этой территории находится под временной оккупацией. И если я правильно цитирую президента Порошенко: украинская оккупация этих территорий «тимчасова» — временна. Я согласен с этим утверждением. Я, кстати, рад, что, наконец, дошло.

К сожалению, многие, кто стал де-факто жителем ДНР, воюют против нас. Силой их заставили, уговорами, от голода они туда пошли? Неважно. Они взяли в руки оружие, служат в МВД Украины, СБУ, ВСУ. Я намерен выйти с инициативой в Народный Совет, чтобы депутаты приступили к разработке документа об амнистии жителей Донецкой Народной Республики, которые не совершили военных преступлений, но волей или неволей участвовали в конфликте против нас. Они должны быть амнистированы. Тем самым мы не нарушим Минские соглашения: ведь там прописана амнистия  для участников, а кто ее будет объявлять и на кого она должна распространяться, не уточняется. Эти вопросы тоже можно обсуждать с Савченко. С ней можно встречаться в Донбассе, но пока нельзя в Киеве.

— В прошлом году Вами было остановлено принятие Налогового кодекса, чтобы внести ряд изменений. Что сейчас с документом, действует ли он?

-Приостановлено принятие было на определенный срок. Сегодня Народным Советом внесены порядка 250 изменений в документ. Процесс изменения Налогового кодекса продолжается. Ни в одном государстве, тем более в воюющем, невозможно создать идеальный Налоговый кодекс, кого-то он все равно не будет устраивать.  Я уверен, что все пожелания представителей малого и среднего бизнеса будут учтены. Но прогибаться ни под кого мы не будем. Приоритет – это государство, а не личное обогащение предпринимателей. Но компромиссы мы находим, мы готовы слушать и вносить целесообразные, обоснованные изменения.

 Пресс-служба Главы ДНР