16 июня Глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко принял участие в пресс-конференции, посвященной презентации книги Захара Прилепина «Всё, что должно разрешиться…». Мероприятие прошло в московском Международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня».

Во время общения с представителями СМИ Александр Захарченко ответил на вопросы о будущем государства, о политических и экономических аспектах развития ДНР, а также обозначил свою позицию по поводу вариантов переговорного процесса с украинской стороной.

Какое будущее в отдаленной перспективе ждет ДНР, не повторится ли здесь Приднестровский сценарий?

ДНР – это не Приднестровье. Приднестровье находится в замкнутом пространстве, у него нет выхода к России. А мы с Россией имеем 200 с лишним километров границы. Кроме того, Приднестровье, к сожалению, не имеет того экономического и промышленного потенциала, какой есть у Донецкой Народной Республики. Даже уголь Украина до сих пор покупает у нас. Без нашего угля они зимой мерзнут. И мы им продаем его не потому, что пытаемся как-то нажиться на войне. Мы продаем в Украину уголь, потому, что мы не воюем  против народа Украины. В противном случае никакой торговли бы не было. Пусть бы замерзали. Мы воюем против той маленькой кучки, которая в 2014 году незаконным путем захватила власть и теперь дурит голову всем остальным. А будущее… Я не говорю, что оно будет красивым, как в сказке – кисельные берега, молочные реки… Нет. Оно будет достойным того труда, который приложит каждый житель Донецкой Народной Республики для процветания нашего государства. Меня часто спрашивают – есть ли у нас в ДНР российские войска? Войск нет – за нами вся Россия. Именно поэтому будущее мы видим вместе с российским народом.

А что Вы можете сказать об экономических перспективах Республики?

Мы добываем уголь, мы сеем хлеб, ловим рыбу, запускаем тепличное хозяйство. Пускай на уровне больших государств это выглядит смешно, но для нас каждое такое действие – это маленькая победа. А как стать сильнее экономически — зависит от многих факторов. И один из этих факторов – это признание Донецкой Народной Республики в мировом сообществе. Как только это произойдет, наша Республика сделает огромный рывок. Тот потенциал, который заложили в Советском Союзе наши деды и прадеды поможет нам удержаться на плаву и обеспечит фундамент для дальнейшего развития. Даже во время боевых действий мы смогли многое сохранить. А то, что мы могли восстановить своими силами, мы уже восстановили.

Было заявлено, что выборы в Донбассе вряд ли состоятся в этом году. Это так?

Просто посмотрите, как на сегодняшний день складывается политическая ситуация на Украине. Отойдем от предвзятых оценок и реально взглянем на вещи. Первое – для того, чтобы провести местные выборы у нас, Украина должна выполнить ряд требований, которые прописаны в Минских соглашениях. Правительство Украины не способно это сделать по двум причинам: уровень радикализма в стране они взвинтили до такой степени, что если хоть одно решение, прописанное Минском, выполнится, это правительство просто снесут, поэтому Порошенко приходится лавировать. Второй момент: как бы они не лавировали, если эти решения не будут устраивать нас, это тоже произойдёт. Поэтому вероятность проведения выборов в этом году ничтожно мала. Другой вопрос — нужно ли нам проводить выборы самостоятельно. Те задачи и цели, которые мы ставили себе в 2014 году – создать государство, все институты власти, государственные институты — выполнены. Единственный завершающий момент – это проведение местных выборов, избрание депутатов. Для чего это нужно? Я хочу, чтобы народ разделил ответственность с властью за то, что происходит на нашей земле. Лучшие представители народа должны принимать решения, соглашаться либо не соглашаться с теми решениями, которые принимает правительство. Тогда это будет настоящая демократия, народное государство. И вероятность проведения наших самостоятельных выборов очень велика.

Вы ждёте чего-то от Нормандского формата?

Благодаря минской площадке Россия может спокойно доносить свою позицию до жителей Евросоюза, до руководства Германии и Франции. Исходя из последних встреч и динамики решений, которые на них принимаются, я вижу, что мнения этих лидеров в отношении санкций к Российской Федерации, и вообще в отношении участия России в нашем конфликте, меняется. Эти встречи носят скорее позитивный характер, чем негативный.

Имело бы смысл встретиться Вам с Порошенко?

В первую очередь имело бы смысл Порошенко со мной встретиться, а не мне с ним.

А для чего?

Мне от этой встречи много ждать не приходится, в плане каких-либо прорывов. Но Порошенко представляет государство, которое дважды потерпело поражение в войне. Оно до сих пор не может восстановить свою экономику, и благодаря ведению боевых действий загоняет страну в тупик, в экономическую долговую яму. То есть тот коллапс, который возникает в экономике, очень скоро приведет к развалу всей Украины. Для сохранения своего государства я бы, как нормальный, здравомыслящий лидер, встречался бы хоть с чёртом.

А что бы Вы предложили Порошенко?

Я бы предложил: уйдите, пожалуйста, с моей территории, с моей земли, на которой родился я, родились мои дети, на которой живут мои друзья, родились дети моих друзей, лежат похороненные мои родственники. Тогда мы сможем с вами разговаривать о взаимовыгодном общежитии, как мы будем жить дальше и общаться. Прекратите войну, которую вы начали. Я считаю, что вывести войска в компетенции Президента.

Надежда Савченко заявляла, что готова принять участие в переговорах по урегулированию конфликта и обмену пленными. Вы готовы общаться с ней?

По поводу миротворческого потенциала я могу сказать одну вещь. Ум у нее есть, как она им распорядится – покажет время. Если распорядится правильно, то все, что она декларирует – обмен пленными и все остальное – мы тоже разделяем. Во время переговоров с Киевом по обмену военнопленными нам постоянно пытаются подсунуть людей непричастных, например, бомжей из Тернополя. Мы их отсекаем десятками. Мы честно брали в плен воинов, и честно хотим получить наших воинов назад. В этом плане, как говорит Надежда Савченко, она готова помочь. Почему нет? Пускай поможет.

Украинская сторона обвиняет Вашу сторону в том, что Вы тоже ведёте обстрелы, и тоже гибнут люди у них, есть разрушения.

Обвинять нас в том, что мы защищаемся – верх цинизма. Если по нам стреляют, то мы имеем право защититься. Мы не бессловесные животные, которыми можно помыкать и которых можно безнаказанно избивать. Войска, которые стоят на той стороне, с каждым днём всё больше и больше разлагаются. Они демотивированы. Этот процесс необратим. И Украина пытается искусственно создать обострение, а потом обвинить во всём этом нас. Это мы сегодня и наблюдаем. Как только граждане Украины начинают задавать серьёзные вопросы правительству по экономике, социальной сфере, вопросы о дальнейшей перспективе этого конфликта, почему-то Киев начинает отвечать, что началось обострение на линии фронта. Они говорят: «Пока идёт война, вы не имеете права задавать эти вопросы. Это называется предательством». Но рано или поздно этот процесс должен закончиться.

Следует ли ждать перелома в конфликте в ближайшее время? И какие шансы того, что ДНР договорится с Украиной? Возможно ли в нынешних условиях забыть события последних двух лет и начать всё сначала?

Перелом обязательно произойдет. Ситуация, которая начала развиваться в 2014 году, должна рано или поздно прийти к логическому завершению.

А насчет договориться… Пока живы такие люди, как Миша «Гиви», как Арсений «Моторола», как тысячи бойцов армии Республики, пока в полной боевой готовности на линии разграничения стоят наши подразделения, о том, чтобы простить преступления карателей не может быть и речи. Я не знаю, сколько должно пройти поколений, чтобы это произошло. Убитые беременные женщины, дети без голов, разрушенные горящие церкви, уничтоженные больницы и детские садики, специально подорванный и расстрелянный памятник на Саур-Могиле… Смогли бы Вы это все сами простить? Они не понимают, что менталитет жителей Донбасса очень отличается от менталитета жителей Украины. Шахтерский труд сопряжен с опасностью, в шахтах постоянно гибнут люди. Мы смотрим на вещи через призму смерти. Если есть поставленная цель, мы либо цели достигаем, либо умираем. Да, война может продлиться долго. Да, у кого-то могут опуститься руки. Но большинство наших людей верят в победу. Поэтому прощать убийц мы не будем. Мы победим! И духовно победим, и фактически.

Департамент по информационной политике и связям с общественностью
Управления внутренней и внешней политики Администрации Главы ДНР.